Яна Стрелєца: чекаємо захисників України на лікування

Опубліковано 2016-01-15

Jana Streleca Фонд підтримки постраждалих в україно-російському конфлікті

пожертвувати:  http://www.ziedot.lv/palidzi-ukrainai-2316

Gaidām visā drīzumā pie mums vienu Vitāliju uz nopietnu ārstēšanu/izmeklēšanu, vienu Maksimu un vienu Ruslanu uz acs protezēšanu un, iespējams, ārstēšanu un izmeklēšanu, un Juriju un Eduardu uz acs protezēšanu, viņiem līdzi brauks Анна Колева - Kirovogradas krīžu centra un Kara hospitāļa brīvprātīgā psiholoģe. Izmaksas Vitālija ārstēšanai/izmeklēšanai pašreiz nav prognozējamas, acu protēzes/protezēšanu Valdis Valters puišiem dāvina, par transportu/izmitināšanu - diedelējam atlaides. Kā ierasts - milzīgs paldies Latvijas vēstniecībai Ukrainā. Un pirmoreiz Fonda darbības laikā vislielākā cieņa un pateicība Ukrainas vēstniecībai Latvijā, viņi izdarīja neiespējamo! Par to, ko viņi izdarīja, vēlāk. Palieciet kopā ar mums.

Найближчим часом до Латвії приїжджають 4 хлопців, поранених в Російські війні проти України: один для серйозного обстеження та лікування, два на протезування очей і, можливо, додаткового обстеження і лікування, і два на протезування очей. Хлопців супроводжує психолог Ганна. Оцінка витрат на разі не можлива, Валдіс Валтерс жертвує протези і свою роботу безкоштовно, я колядую знижки на транспорт та мешкання. Як завжди, дякую Посольству Латвії в Україні. Дуже дякую Посольству України в Латвії, Ви зробили неймовірне! За те, що Українське посольство зробила - в наступні публікації, залишайтесь з нами.

Знайомтесь:http://life.pravda.com.ua/warriors/2015/02/10/189146/

Раненые в АТО: Максим "Купол". Жизнь после киборг

Кого вы себе представляете, когда слышите слово "киборг"?

Думаю, что с недавних пор вы вряд ли вспоминаете Шварценеггера в роли Терминатора, которого опускают в раскалённую лаву...

Теперь так называют защитников Донецкого аэропорта. Вернее, тех руин, в которые аэропорт имени Прокофьева превратился за эти 236 дней, в течение которых шли ожесточенные попытки его захватить.

Сам аэропорт назвали Сталинградом, а его защитников – киборгами. 

Википедия нам говорит, что Ки́борг (сокращение от англ. cybernetic organism – кибернетический организм) – в медицине – биологический организм, содержащий механические или электронные компоненты, машинно-человеческий гибрид (в НФ, гипотетике и т. п.), в научной фантастике в отдельных случаях также используется в качестве термина для обозначения андроидов.

*   *   *

…Всегда не понимала, почему ребят назвали киборгами. Я видела наших киборгов с оторванной рукой и челюстью, видела с пробитыми головами. Они живые, из костей и тканей, часто повреждённых. У них есть родные, семьи, любимые.

А когда увидела этого киборга, вообще остолбенела на минуту.

…Туманный Киев, как и туманный восток. Я только вернулась из АТО. Погода была мрачная и серая, как и настроение. Он стоял на улице, со своим замечательным волонтёром, Олей, и они разговаривали с доктором.

В рыжей дублёнке, без шапки, мужчина среднего возраста и роста, плотного телосложения. Оля поворачивается и говорит:

– Это Максик, я его уже нашла…

Я молча киваю и смотрю в его единственный растерянный глаз. Объясняю, зачем пришла, что пишу истории о ребятах, прошу разрешения сфотографировать. 

Максим покорно соглашается.

– Я пошёл воевать, когда узнал, что ранен Андрюша-длинный, он из нашего автопарка, это было в августе ещё. Он ранен был, вначале был во Львове, а потом ему стало хуже и его перевели в Киев, тут он умер, недавно. Я хотел на его похороны поехать, доктор не разрешил.

– Андрей Соколенко? Я знала его и его сестру. 

– Его так долго лечили, что же получилось не так? Может, денег не насобирали..

– Максим, деньги на лечение и лекарства собирали постоянно, всем миром, только у Андрюши были такие ранения, с которыми тяжело бороться.

– Да, я понимаю…

Разговаривая с Максимом, всё время ощущаешь, что нужно быть очень осторожной и не перейти грани в вопросах, не задеть за живое.

*   *   *

90-й батальон, 1 рота, 3 взвод, 1 отделение. Киборг, позывной "Купол", рядовой.

В Донаэропорт попал в конце ноября-2014. Пробыл там около 10 дней. Отлично знал все позиции в Новом терминале, был проводником.

Получил ранение 6 декабря 2014 года там же, в новом терминале.

Вместе с взводным Халком Сергеем и командиром Ивановым Геннадием сопровождали двоих вновь прибывших после ротации киборгов, знакомили их с позициями в терминале.

Начался обстрел с двух сторон, русский спецназ и чеченцы с сепаратистами. Потом пожар и сильное задымление. Командир Иванов запросил артиллерийскую поддержку.

Отказали, сославшись на отсутствие боеприпасов.

Перевернув автокар и спрятавшись за ним, киборги отстреливались сами. Произошел взрыв совсем рядом.

Максим прикрыл собой командира. Получил пулевое ранение нижней челюсти и минно-взрывную травму, с повреждением верхней челюсти. Потерял левый глаз. Контузия 2-й степени левой лобной доли, повреждение фаланги пальца руки.

Когда Максим рассказывает про то, что прикрыл собою командира, говорит об этом просто и обыденно:

– Лучше бы погиб я, чем не было командира в аэропорту.

Наши оттащили раненого Максима в штаб, где хранили продукты питания, медикаменты и свозили раненых для последующей эвакуации.

Сутки пролежал, ожидая вывоза из АДа (Аэропорта Донецка). 7 декабря его вывезли.

Максима доставили в больницу в Селидов, потом вертолетом в Днепропетровскую больницу Мечникова. С 22 декабря Денисов находился на лечении в Киевском военном госпитале в отделении челюстно-лицевой хирургии.

Челюстные хирурги сделали все возможное, чтобы помочь отважному киборгу, но у Максима – потеря краткосрочной памяти, дезориентация в пространстве, глубокий невроз – тревожно-депрессивное расстройство. Ему снятся кошмары, он все время готов к атаке и горюет о погибших друзьях:

– Кому я тут нужен? С одним глазом я не смогу тут найти работу, а на войне я и с одним глазом пригожусь. Целиться удобнее…

Максим живёт на съёмной квартире, с мамой, старшей сестрой и племянницей, у него не выплаченный кредит в банке, сейчас он на длительном лечении у психиатров.

Пока юристы-волонтёры пытаются уладить отсрочку платежей, мы все вместе можем помочь Максиму не думать хотя бы об этих, бытовых проблемах.