Ukrainas konfliktā cietušo atbalsta fonds

Reģistrācijas Nr. 40008228886
Konts: LV28PARX0016357080001
maksājuma mērķis "Ukrainas karavīru ārstēšana"

Календар свят. Мова, граматика, спілкування

 

 

Про Миколу і Вадима

Опубліковано 2014-11-01

Дякуючи всім небайдужим людям, які жертвували гроші на лікування українських поранених  (ось вони:  http://www.ziedot.lv/lv/projects/donors/2029 ) в Латвії на лікуванні  перебувають Вадим і Микола. А вдома, в Україні, мами, яким болить серце за своїх синочків, яким болить серце за всіх синів України... А тут , в Латвії ми, українці, яким болить серце за нашу Батьківщину, і латиші, які кажуть, що захищаючи свободу і незалежність України, хлопці захищають свободу та  незалежність і Латвії...І всі разом ми можемо допомогти Колі та Вадику лікуванням, а сотням таких, як вони-теплою білизною, теплим одягом, молитвою.

Слава Україні! Героям слава!

...а у вухах з самого ранку: Разом нас багато! нас не подолати!

Алла Русс, волонтер,  про Миколу:

....а по ночам он все еще спит плохо. болит. мальчик с маминой улыбкой. только мама - беленькая, а он - темненький. сон приходит под утро. тяжелый. неспокойный. с перерывом на процедуры. но все-таки сон. в обед санитарки будят: поешь, сынок. что у вас там? перловка? нет спасибо. не буду. я посплю. потом кто-то звонит. кто-то приходит. приносит сладости, фрукты. колбаску? нет, спасибо. вы лучше ему отдайте (про соседа по палате), он любит. и вообще - он лежачий. а я всегда мало ел. мне мамка могла молока оставить и хлеба с вареньем, и мне на целый день хватало. не веришь? и улыбается всем лицом. давай я тебе лучше кофе сделаю - хочешь? у нас тут и чайник есть. ну хоть чай... не, ну я так обижусь - приходишь ко мне в гости и даже чаю не хочешь? давай. мне же не трудно. сколько тебе сахара? подхватывает ловко костыли. два шага - чайник. поворот направо - чай в пакетиках. а ты почему без сахара? все вы женщины худеете? делать вам нечего. улыбается. шутит. улыбается. ты сколько спал сегодня? серьезнеет. та немного. я тут только одну ночь спал. вкололи что-то. но я сейчас отказываюсь. не хочу привыкать. а анальгин колют - не берет. та не бери в голову. меня выпишут скоро. та точно все будет нормально. идем покурим. осторожно смотри. тут ступенька, все падают. та не, мне нормально, я тут ногу поставлю, так удобнее. а ты как? как малЫе? у меня у знакомых много детей. считай - все друзья с детьми. так в гости когда приходят - такой шум поднимают. но это же хорошо, правда? у меня и мамка детей любит. вот я когда маленький был - она мне ни собаку, ни кошку не разрешала завести. а детей она очень любит. улыбается. о, смотри, Боря идет. не, я не хочу с ним. он компанию ищет. а я не хочу. контузия у него, а он по пьянке ударяет. нельзя ему, понимаешь? а он... 

мама приезжает через неделю. улыбаются оба одинаково. глаза у обоих светятся. шутят друг с другом так, как могут шутить люди с идентичным чувством юмора. одной группы крови. как мама и сын. как два человека, которые одновременно поворачиваются к тем, кому хуже. они очень сильные. Коля и его мама.

 про Вадима:

..а я ему все-таки позвонила и говорю:
- Привет, чувак
а он мне говорит:
- Драсьті
и я ему говорю:
- Это я, Алла
А он отвечает:
- Та я бачу.
И я ему уже совсем бодренько:
- Ну, как ты? Отошел?
А он уже теплее:
- Та нормально. На цей раз було без наркоза
И я говорю, на ходу понимая странность такого сравнения:
- Так ты прямо Зоя Космодемьянская, чувак.
А он смеется в трубку:
- Ну, да, як Зоя.
И я тогда включаю "одесское мамо" и строго спрашиваю:
- Тебе что-то нужно? Чего-то хочется?
- Та ні, - говорит он, - все є, спасибі.
И я говорю:
- Я помню про сигареты. Я все равно буду у тебя в субботу. Подумай, может, все-таки чего-то хочешь?
И он думает. И наконец-то говорит. Может, чуть тише, чем обычно, или у меня что-то временно с телефоном:
- Ну, може сока гранатового. Трошки.
Я буду, чувак, в субботу. С соком. С сигаретами. С "еврейским пенициллинчиком" в баночках с закручивающимися крышечками (ты же помнишь, что баночки нужно вернуть?) - только ты мне скажи, сколько вас там сейчас, в твоей новой палате. Сколько там вас будет в субботу. 
Я не хочу призывать. Спорить, выяснять, чья правда правдее, чья идеология идеологичнее. Я знаю, что есть Вадька, и ему 23 года, и у него рука как у Терминатора, и мама в Кировограде, и фамилия в наградном листе на орден Богдана Хмельницкого, и смотреть ему в глаза немножко страшно, потому что у 23-летних чуваков не должно быть таких глаз. И что на Вадьке рубашка, и ее правый рукав одесские девочки распороли вдоль, пришили липучки, чтобы Вадькина рука помещалась со всем конструктивом Терминатора. И что Аня сделала ему тельняшку с липучками на плечах. И кто-то еще нашел зарядку. А кто-то - вентилятор в палату. И у этих девочек, у этих Ань, Вик, Лен, Маш - семьи-дети-работа, и Вадька, и еще сотни таких Вадек, и каждый вечер - подробный, покопеечный, попамперсный, помаечный, повентиляторный отчет в открытом доступе. Я просто оставлю это здесь. Вдруг кому пригодится?
http://forumodua.com/showthread.php?t=2269954&page=265

А це  також про Вадима:

Война, которую мы видим в кинофильмах, овеяна ореолом романтики. Герой борется за правое дело и рано или поздно побеждает. В этом суть блокбастеров. Увы, реальная война с авиаударами, «Градами», «Буками» очень отличается от сложившихся стереотипов. Это «мясорубка», в которой перемалываются человеческие судьбы, калечатся души и тела. Но в этом аду есть место для подвига, тем более если ты защищаешь свою Родину. Герои этого материала – военнослужащие, получившие ранения во время антитеррористической операции и проходящие лечение в Одессе в Военно-медицинском клиническом центре Южного региона, – рассказывают о войне довольно скупо, но горечь от невосполнимых потерь звучит в каждом слове…

Разведчик

Разведчику из Кировограда Вадиму Царенко повезло. Он выжил, попав в засаду недалеко от населенного пункта Мариновка (Донецкая область). Отделался относительно легко. Крупным калибром молодому бойцу «разворотило» руку, которую удалось восстановить одесским хирургам.

– Все было очень неожиданно и как-то нереально. Мы ехали на двух БТРах на территории, контролируемой Украиной. И вдруг из лесопосадки по нам начали стрелять снайперы. Потом начался обстрел из крупнокалиберных пулеметов и гранатометов, – вспоминает Вадим.

Бой продолжался более двух часов, на глазах у разведчика погибли несколько бойцов. Кого-то расстреляли снайперы, кого-то прошила автоматная очередь… Но самое страшное - когда у тебя на глазах от взрыва гранаты разрывает на части твоего товарища...

– Я не могу это вспоминать, это очень жутко, как будто в другой жизни. Понимаю одно - нас предали, и какая-то гнида слила информацию о нашем передвижении, – делится наболевшим Вадим.

Несмотря на то что террористов было значительно больше, бойцы под руководством своего командира батальона рассредоточились и дали отпор диверсантам.

– Во время боя у нас погибло девять человек и 10 получили тяжелые ранения, сейчас созваниваемся. Все снова рвутся в бой, отомстить за товарищей, – говорит Вадим. – Радует, что по данным нашей разведки у боевиков потери значительно больше, около 30 убитых!..
http://odessa-life.od.ua